?

Log in

Библиографическая справка: "Мысль", Мск, 1990 (http://psylib.org.ua/books/plato01/01apols.htm)
Перевод: М. С. Соловьева

Версия речи Сократа, произнесенной на суде.

Вопросы

Цитаты

Долг судьи, долг оратора

«я прошу у вас не более, чем справедливости, как мне кажется, -
позволить мне говорить по моему обычаю, хорош он или нехорош - все равно, и
смотреть только на то, буду ли я говорить правду или нет; в этом ведь и
заключается долг судьи, долг же оратора - говорить правду».

Два рода обвинителей

 «Так
уж и вы тоже согласитесь, что у меня, как я сказал, два рода обвинителей: одни -
обвинившие меня теперь, а другие - давнишние, о которых я сейчас говорил, и
признайте, что сначала я должен защищаться против давнишних, потому что и они
обвиняли меня перед вами раньше и гораздо больше, чем теперешние».

Обвинения

«Следует привести их показание, как
показание настоящих обвинителей: Сократ преступает закон, тщетно испытуя то, что
под землею, и то, что в небесах, с выдавая ложь за правду и других научая тому
же».
«Сократ, говорят они, преступает закон тем, что развращает молодых людей и богов, которых
признает город, не при- с знает, а признает другие, новые божественные знамения».
«Мелет говорит, что я преступаю закон, развращая молодых людей».
 «Не ясно ли, по обвинению, которое ты против меня подал, что я порчу их тем, что учу не почитать богов, которых почитает город, а
почитать другие, новые божественные знамения? Не это ли ты разумеешь, говоря,
что своим учением я врежу?»

Чем известен Сократ?

 «Эту известность, о мужи афиняне, получил я не иным путем,
как благодаря некоторой мудрости. Какая же это такая мудрость? Да уж, должно
быть, человеческая мудрость. Этой мудростью я, пожалуй, в самом деле мудр; а те,
о которых я сейчас говорил, мудры или сверхчеловеческой мудростью, или уж не
знаю, как и сказать; что же меня касается, то я, конечно, этой мудрости не
понимаю, а кто утверждает обратное, тот лжет и говорит это для того, чтобы
оклеветать меня».

О мудрости

 «...что этого-то человека
я мудрее, потому что мы с ним, пожалуй, оба ничего в совершенстве не знаем, но
он, не зная, думает, что что-то знает, а я коли уж не знаю, то и не думаю, что
знаю. На такую-то малость, думается мне, я буду мудрее, чем он, раз я, не зная
чего-то, и не воображаю, что знаю эту вещь».

О творчестве

«...не мудростью могут они творить то, что они творят, а какою-то прирожденною
способностью и в исступлении, подобно гадателям и прорицателям; ведь и эти тоже
говорят много хорошего, но совсем не знают того, о чем говорят».

Проиворечие Мелета

«Сократ нарушает закон тем, что не

признает богов, а признает богов».

Аргументы против обвинения

«Как это хорошо, что они тебя заставили ответить! Итак, ты

утверждаешь, что божественные знамения я признаю и научаю других признавать -
новые или старые все равно, только уж самые-то божественные знамения признаю,
как ты говоришь, и ты подтвердил это клятвою; а если я признаю божественные
знамения, то мне уже никак невозможно не признавать гениев. Разве не так?
Конечно, так. Принимаю, что ты согласен, если не отвечаешь. А не считаем ли мы
гениев или богами, или детьми богов? Да или нет?
     - Конечно, считаем.
     - Итак, если гениев я признаю, как ты утверждаешь, а гении суть своего рода
боги, то оно и выходит так, как я сказал, что ты шутишь и предлагаешь загадку,
утверждая, что я не признаю богов и в то же время что я признаю богов, потому
что гениев-то я по крайней мере признаю. А с другой стороны, если гении вроде
как побочные дети богов, от нимф или каких-то еще существ, как это и принято
думать, то какой же человек, признавая божьих детей, не будет признавать богов?
Это было бы так же нелепо, как если бы кто-нибудь признавал, что существуют мулы
     - лошадиные и ослиные дети, а что существуют лошади и ослы, не признавал бы».
«В самом деле, если одних юношей я
развращаю, а других уже развратил, то ведь те из них, которые уже состарились и
узнали, что когда-то, во время их молодости, я советовал им что-то дурное,
должны были бы теперь прийти мстить мне и обвинять меня. А если сами они не
захотели, то кто-нибудь из их домашних, отцы, братья, другие родственники, если
бы только их близкие потерпели от меня что-нибудь дурное, вспомнили бы теперь об
этом».

О смерти и невежестве

«Ведь никто же не знает ни того, что такое

смерть, ни того, не есть ли она для человека величайшее из благ, а все боятся
ее, как будто знают наверное, что она есть величайшее из зол. Но не самое ли это
позорное невежество - думать, что знаешь то, чего не знаешь?»

Ученики Сократа

«Ведь я только и делаю, что хожу и

убеждаю каждого из вас, молодого и старого, заботиться раньше и сильнее не о
телах ваших или о деньгах, но о душе, чтобы она была как можно лучше, говоря
вам: не от денег рождается доблесть, а от доблести бывают у людей и деньги и все
прочие блага, как в частной жизни, так и в общественной».

Сократ о себе

«...да они и не могут мне повредить, потому что я не думаю,

чтобы худшему было позволено вредить лучшему».

О государстве

«...нет такого человека, который мог бы уцелеть,

если бы стал откровенно противиться вам или какому-нибудь другому большинству и
хотел бы предотвратить все то множество несправедливостей и беззаконий, которые
совершаются в государстве».

О принципах

«Только и на этот раз опять я доказал не словами, а делом, что

для меня смерть, если не грубо так выразиться, - самое пустое дело, а вот
воздерживаться от всего беззаконного и безбожного - это для меня самое важное».

О назначении судей

«Ведь судья посажен не для того, чтобы миловать по произволу, но для
того, чтобы творить суд; и присягал он не в том, что будет миловать кого
захочет, но в том, что будет судить по законам».

О нравственной порче

«От смерти уйти

нетрудно, о мужи, а вот что гораздо труднее - уйти от нравственной порчи, потому
что она идет скорее, чем смерть».

О смерти

«...чтобы мы правильно понимали дело, полагая, что

смерть есть зло. Этому с у меня теперь есть великое доказательство, потому что
быть этого не может, чтобы не остановило меня обычное знамение, если бы то, что
я намерен был сделать, не было благом».


По-моему, лучшее, что есть у Платона. Логично, интересно, красиво. Всем читать!

Сравнение переводов

эпизода смерти Клитемнестры в комедии Еврипида «Электра»

Д. Мережковский

И. Анненский

О персонажах

  • Выкинуты слова Корифея, он вообще не присутсвует в диалоге. Возможно, это происходит потому, что Мережковский переводил только мотив из Еврипида, а не целую трагедию.

  • Реплики персонажей урезаны. После слов Клитемнестры: «О сжальтесь, дети, сжальтесь над матерью!» - следует реплика Хора: «Зловещий крик!»

  • Также опущены реплики Хора в последующем диалоге после убийства Клитемнестры. Орест и Электра беседуют только вдвоем.

  • Присутсвует герой Корифей, который произносит реплики в момент убийства Клитемнестры.

  • У Анненского:

     Голос Клитемнестры
      (за сценой)

  О, милосердие... Я мать... Не убивайте...

    Корифей

       Ты слышишь... крики там?

  Голос Клитемнестры

         О, страшно! Ой, больно мне!

     Корифей

                    Она в руках детей - о, горький жребий!

   Хор

                    Суд божий свершится, и правда придет.
               О, страшная доля, о, зверский трофей
                    Преступной расправы!

Части трагедии

Здесь имею сомнения: либо Мережковский не выделяет строфы, антистрофы, стасимы, эксоды, коммосы итд, либо такое издание.

У Анненского все на месте:) Все части трагедии, то бишь.

О языке переводов

Более доступно для понимания, на мой взгляд, не такой сухой перевод, интересный для чтения.

Перевод более сухой, думаю. Будет интересен и понятен людям, связанным с античной литературой. Не для обывателя перевод, скажем так.

Некоторые фразы, которые мне показалось интересно сравнить

«Жестокий бог, свершилось то...»

Мережковский не конкретизирует, кто есть этот «жестокий бог», так как это лишь отрывок и щдесь не принципиально знать, что именно Аполлон направил руку Ореста.

«О Феб-Аполлон, твой глас карать повелел мне...»
Анненский указывает имя Аполлона.

«Войдем ли мы на светлый пир, -

Толпа гостей бежит от нас,

Войдем ли мы под мирный кров, -

Внесем с собой проклятие!»

Такое впечатление, что Мережковский и Анненский переводили с разных оригиналов. Надеюсь. Это было не так:)

«Подруги, где и кто Электру примет
             На ложе брачное?»
Реплика очень сильно отличается от того, что перевел Мережковский.

И тихим голосом,

Родная молвила:

«О сын, мой милый сын!»

У Мережковского Клитемнестра не просит помилования. Какая-то немного христианская трактовка. Просто покорно, тихим голосом взвывать к сердцу.

«Рыдала там: "О, сжалься надо мной, дитя"»

Опять ужасно отличается: рыдала Клитемнестра или тихим голосом поти шептала?

«Тебе шептала я,

Чтоб ты скорей кончал...»

Опять видим несостыковки. Электра «подгоняла» брала или сама принимала участие в убийстве своей матери?

«Звала тебя, толкала я,
                  С тобою меч вздымала я...»

Эпитеты

    «Сладостный час омовения», «секира преступная», «светлый пир» и пр.

Перевод Мережковского полон эпитетов.

«Преступная расправа», «нечестивая победа» и пр.

Эпитетов сильно меньше.

    Понятность текста при условии вырванности из контекста

    Что, собственно, и сделал Мережковский: вырвал из трагедии эпизод и перевел. Возможно, в дальнейшем он собирался доперевести и все трагедию, но по непонятным причинам этого не сделал. Однако дело в том, что этот эпизод в трактовке и переводе Мережковского можно воспринимать, действительно, как просто эпизод.

    Говоря о переводе, Анненского, нужно отметить следующее по данному пункту: если вытащить этот эпизод из «обрамления», то будет с трудом понятно, о чем речь, придется, вероятно, пользоваться дополнительно литературой.

    Конечно, сравнивать по этому критерию не очень честно, так как у переводчиков были разные задачи: у Мережковского — перевести кусок, у Анненского — целую трагедию.

Хочется отметить следующее: переводчик, действителньо, является переводчиком, уж простите за тавтологию. Он переводит не столько с древнегреческого языка (как здесь) на русский, сколько адаптирует произведение. На мой взгляд, перевод Мережковсого менее точен, но при этом он замечательно читается. Это говорит о том, что Мережковский больше справился со своей задачей. Он адаптировал произведение под читателя, сделал его приятным для чтения. Однако Анненский более точен. Поэтому я бы разграничила переводы по принципу: для удовольствия и для учебы или чего-нибудь еще.

Платон "Федр"

Библиографическая справка: "Азбука-классика", Спб, 2009
Перевод: В.Н. Карпов

Диалог Сократа с Федром. Место действия - близ Афин, рядом с ручьем, под деревом. Федр зачитывает Сократу речь Лисия. С этого начинается диалог.

Что утверждает Лисий?

«..должно быть благосклонным более к тому, кто не любит, нежели к тому, кто любит».


Об исправлениях мифов

«Впрочем, я-то, Федр, считаю, что подобные толкования хотя и привлекательны, но это дело человека особых способностей; трудов у него будет много, а удачи – не слишком, и не по чему другому, а из-за того, что вслед за тем придется ему восстанавливать подлинный вид гиппокентавров, потом химер и нахлынет на него целая орава всяких горгон и пегасов и несметное скопище разных других нелепых чудовищ .Если кто, не веря в них, со своей доморощенной мудростью приступит к правдоподобному объяснению каждого вида, ему понадобится много досуга. У меня же для этого досуга нет вовсе».


На что должно быть направлено познание?

«Поэтому, распростившись со всем этим и доверяя здесь общепринятому, я, как я только что и сказал, исследую не это, а самого себя: чудовище ли я, замысловатее и яростней Тифона, или же я существо более кроткое и простое и хоть скромное, но по своей природе причастное какому-то божественному уделу?»


Отличие влюбленных от невлюбленных

«...влюбленные раскаиваются потом в своем хорошем отношении, когда проходит их страсть, а у невлюбленных никогда не наступит время раскаяния: их ведь ничто не вынуждает относиться хорошо – они делают это добровольно, по мере своих сил, так же как принимают лишь самые лучшие решения и в своих домашних делах».

«Далее, влюбленные смотрят, какой ущерб претерпели они в своих делах из-за любви, а в чем они преуспели; прибавив сюда исполненные ими труды, они считают, что давно уже достойным образом отблагодарили тех, кого они любят. bА для невлюбленных нет повода под предлогом любви пренебрегать домашними делами, перечислять свои прошлые труды или винить кого-либо в своей размолвке с родственниками. Раз отпадает столько неприятностей, ничто не мешает им с большой готовностью делать все, чем они рассчитывают кому-либо угодить».


Как любовь показывает вещи?

«Вот ведь что являет любовь: кто в ней несчастлив, тех она заставляет считать мучением даже то, что вовсе не причиняет огорчений другим, а кто счастлив, тех она вынуждает хвалить то, что не заслуживает даже считаться удовольствием. Поэтому следует скорее жалеть тех, в кого влюбляются, чем завидовать им».


Речь Сократа

Существо предметов

«Большинство людей и не замечает, что не знает сущности того или иного предмета: словно она им уже известна, они не уславливаются о ней в начале рассмотрения; в дальнейшем же его ходе это, естественно, сказывается: они противоречат и сами себе и друг другу. Пусть же с нами не случится то, в чем мы упрекаем других».


Как отличить любящего от нелюбящего?

«Ради чего все это было сказано, пожалуй, ясно; во всяком случае, сказанное яснее несказанного. Ведь влечение, которое вопреки разуму возобладало над мнением, побуждающим нас к правильному [поведению], и которое свелось к наслаждению красотой, а кроме того, сильно окрепло под влиянием родственных ему влечений к телесной красоте и подчинило себе все поведение человека, – это влечение получило прозвание от своего могущества, вот почему и зовется оно любовью».


Необузданность

«Следует обратить внимание, что в каждом из нас есть два каких-то начала, управляющие нами и нас ведущие; мы следуем за ними, куда бы они ни повели; одно из них врожденное, это – влечение к удовольствиям, другое – приобретенное нами мнение относительно нравственного блага и стремления к нему. Эти начала в нас иногда согласуются, но бывает, что они находятся в разладе и верх берет то одно, то другое. Когда мнение о благе разумно сказывается в поведении и своею силою берет верх, это называют рассудительностью. Влечение же, неразумно направленное на удовольствия и возобладавшее в нас своею властью, называется необузданностью. Впрочем, для необузданности есть много названий, ведь она бывает разной и сложной: тот ее вид, которому доведется стать отличительным, и дает свое название ее обладателю, хотя бы оно было и некрасиво и не стоило бы его носить. Так, пристрастие к еде, взявшее верх над пониманием высшего блага и остальными влечениями, будет чревоугодием, и кто им отличается, получает как раз это прозвание. А если кем самовластно правит пристрастие к опьянению, и только оно его и ведет, – понятно, какое прозвище он получит. И в остальных случаях то же самое: название берется от соответствующего влечения, постоянно преобладающего, – это очевидно"».


Что вредного/полезного получает от любящего/нелюбящего тот, кто им уступает?

«Человек, подчиняющийся влечению, раб наслаждения, непременно делает своего любимца таким, каким он ему будет всего приятнее. Кто болен, тому приятно все, что ему не противится, а что сильнее его или ему равно, то ненавистно. Любящий добровольно не переносит, чтобы его любимец превосходил его или был ему равен, но всегда старается сделать его слабее и беспомощнее. Невежда слабее мудрого, трус – храбреца, неспособный говорить – речистого, тупица – остроумного. Такие или еще большие недостатки в духовном складе любимца, неизбежно ли возникающие или присущие ему от природы, услаждают влюбленного, он даже старается их развить, только бы не лишиться мгновенного наслаждения».


Влияние на ум

«Влюбленный неизбежно ревнив, и, отстраняя своего любимца от многих других видов общения, притом полезных, благодаря которым тот всего более бы мог возмужать, он причиняет ему великий вред, но еще несравненно больший, если не дает приобщиться к тому, от чего любимец всего более мог бы стать разумным; а ведь именно такова божественная философия, к которой влюбленный и близко его не подпускает, боясь, как бы тот не стал им пренебрегать. Придумывает он и многое другое, чтобы его любимец ничего не знал и ни на что не глядел, кроме как на него, и этим был бы ему в высшей степени приятен, хотя бы для самого юноши это было и крайне вредно. Значит, попечения и общество человека, охваченного любовью, никак не могут быть полезными для духовного склада юноши».


Влияние на тело

«Вслед за тем надо посмотреть, каково будет состояние тела и уход за ним у того, чьим повелителем станет человек, непременно стремящийся к удовольствию, а не к благу, и мы увидим, что он ищет не юношу крепкого сложения, а неженку, выросшего не на ясном солнце, а в густой тени, не знакомого с мужскими трудами и сухим потом, но знакомого с изысканным, немужественным образом жизни, прибегающего к искусственным прикрасам и уборам за недостатком собственной красоты и занимающегося всем остальным, что с этим сопряжено. Это ясно, и не стоит дольше об этом распространяться. Отметив здесь это главное, перейдем к остальному: ведь на войне и в других важных случаях подобное тело внушает неприятелю отвагу, а друзьям и самим влюбленным – опасения».


Влияние на имущество

«Кто обладает состоянием – золотом или другим имуществом, – того он будет считать неподатливым, и, если тот даже поддастся, он будет думать, что такого нелегко будет удержать. Поэтому влюбленный неизбежно досадует, если его любимец обладает состоянием, и радуется, если тот его теряет».


Отношение к браку/детям

«Желая как можно дольше пользоваться тем, что ему сладостно, влюбленный хотел бы, чтобы его любимец как можно дольше оставался безбрачным, бездетным, бездомным».


Какова дружба любовника?

«...как волки ягнят, любят влюбленные мальчиков».


Почему прошлая речь несправедлива?

«Если бы неистовство было попросту злом, то это было бы сказано правильно. Между тем величайшие для нас блага возникают от неистовства, правда, когда оно уделяется нам как божий дар. Прорицательница в Дельфах и жрицы в Додоне в состоянии неистовства сделали много хорошего для Эллады – и отдельным лицам и всему народу, а будучи в здравом рассудке, – мало или вовсе ничего. И если мы стали бы говорить о Сивилле и других, кто с помощью божественного дара прорицания множеством предсказаний многих направил на верный путь, мы бы потратили много слов на то, что всякому ясно и так. Но вот на что стоит · сослаться: те из древних, кто устанавливал значения слов, не считали неистовство (μανία) безобразием или позором – иначе они не прозвали бы "маническим" (μανική) то прекраснейшее искусство, посредством которого можно судить о будущем. Считая его прекрасным, когда оно проявляется по божественному определению, они его так и прозвали, а наши современники, по невежеству вставив букву "тау", называют его "мантическим" (μαντική). А гадание о будущем, когда люди, находящиеся в полном рассудке, производят его по птицам и другим знамениям, в которых, словно нарочно, заключаются для человеческого ума (ονησις) и смысл (νους), и знания (ιστορία), древние назвали "ойоноистикой" (οίονοϊστική), а люди нового времени кратко называют "ойонистикой" (οίωνιστική), с омегой ради пышности. Так вот, насколько прорицание совершеннее и ценнее птицегадания – тут и название лучше и само дело, – настолько же, по свидетельству древних, неистовство, которое у людей от бога, прекраснее рассудительности, свойства человеческого.»


Четыре рода одержимости

«Так вот, насколько прорицание совершеннее и ценнее птицегадания – тут и название лучше и само дело, – настолько же, по свидетельству древних, неистовство, которое у людей от бога, прекраснее рассудительности, свойства человеческого».

«Избавление от болезней, от крайних бедствий, от тяготевшего издревле гнева богов бывало найдено благодаря неистовству, появившемуся откуда-то в некоторых семействах и дававшему прорицания, кому это требовалось. Неистовство разрешалось в молитвах богам и служении им, и человек, охваченный им, удостаивался очищения и посвящения в таинства, становясь неприкосновенным на все времена для окружающих зол, освобождение от которых доставалось подлинно неистовым и одержимым».

«Третий вид одержимости и неистовства – от Муз, он охватывает нежную и непорочную душу, пробуждает ее, заставляет выражать вакхический восторг в песнопениях и других видах творчества и, украшая несчетное множество деяний предков, воспитывает потомков. Кто же без неистовства, посланного Музами, подходит к порогу творчества в уверенности, что он благодаря одному лишь искусству станет изрядным поэтом, тот еще далек от совершенства: творения здравомыслящих затмятся творениями неистовых».

«Вот к чему пришло все наше рассуждение о четвертом виде неистовства: когда кто-нибудь смотрит на здешнюю красоту, припоминая при этом красоту истинную, он окрыляется, а окрылившись, стремится взлететь; но, еще не набрав сил, он наподобие птенца глядит вверх, пренебрегая тем, что внизу, – это и есть причина его неистового состояния».


Душа, движение

«Всякая душа бессмертна. Ведь вечнодвижущееся бессмертно. А у того, что сообщает движение другому и приводится в движение другим, это движение прерывается, а значит, прерывается и жизнь. Только то, что движет само себя, раз оно не убывает, никогда не перестает и двигаться и служить источником и началом движения для всего остального, что движется. Начало же не имеет возникновения. Из начала необходимо возникает все возникающее, а само оно ни из чего не возникает. Если бы начало возникло из чего-либо, оно уже не было бы началом. Так как оно не имеет возникновения, то, конечно, оно и неуничтожимо».

«В начале этой речи мы каждую душу разделили на три вида: две части ее мы уподобили коням по виду, третью – возничему. Пусть и сейчас это будет так. Из коней, говорим мы, один хорош, а другой нет. А чем хорош один и плох другой, мы не говорили, и об этом надо сказать сейчас. Так вот, один из них прекрасных статей, стройный на вид, шея у него высокая, храп с горбинкой, масть белая, он черноокий, любит почет, но при этом рассудителен и совестлив; он друг истинного мнения, его не надо погонять бичом, можно направлять его одним лишь приказанием и словом. А другой – горбатый, тучный, дурно сложен, шея у него мощная, да короткая, он курносый, черной масти, а глаза светлые, полнокровный, друг наглости и похвальбы, от косм вокруг ушей он глухой и еле повинуется бичу и стрекалам».


Идея души, чему подобна душа

«О ее бессмертии достаточно этого. А об ее идее надо сказать вот что: какова она – это всячески требует божественного и пространного изложения, а чему она подобна – это поддается и человеческому, более сжатому; так мы и будем говорить.

Уподобим душу соединенной силе крылатой парной упряжки и возничего. У богов и кони и возничие все благородны и происходят от благородных, а у остальных они смешанного происхождения. Во-первых, это наш повелитель правит упряжкой, а затем, и кони-то у него – один прекрасен, благороден и рожден от таких же коней, а другой конь – его противоположность и предки его – иные. Неизбежно, что править нами – дело тяжкое и докучное».


Понятие смертного

«Всякая душа ведает всем неодушевленным, распространяется же она по всему небу, принимая порой разные образы. Будучи совершенной и окрыленной, она парит в вышине и правит миром, если же она теряет крылья, то носится, пока не натолкнется на что-нибудь твердое, – тогда она вселяется туда, получив земное тело, которое благодаря ее силе кажется движущимся само собой; а что зовется живым существом, – все вместе, то есть сопряжение души и тела, получило прозвание смертного».


Понятие бессмертного

«О бессмертном же нельзя судить лишь по одному этому слову. Не видав и мысленно не постигнув в достаточной мере бога, мы рисуем себе некое бессмертное существо, имеющее душу, имеющее и тело, причем они нераздельны на вечные времена. Впрочем, тут, как угодно богу, так пусть и будет и так пусть считается».


Бессмертные души

«Души, называемые бессмертными, когда достигнут вершины, выходят наружу и останавливаются на небесном хребте; они стоят, небесный свод несет их в круговом движении, и они созерцают то, что за пределами неба».


Откуда желание видеть «поле истины»?

«Но ради чего так стараются узреть поле истины, увидеть, где оно? Да ведь как раз там, на лугах, пастбище для лучшей стороны души, а природа крыла, поднимающего душу, этим и питается».


Эйдос

«...но душа, никогда не видавшая истины, не примет такого образа, ведь человек должен постигать [ее] в соответствии с идеей, исходящей от многих чувственных восприятий, но сводимой рассудком воедино. А это есть припоминание того, что некогда видела наша душа, когда она сопутствовала богу, свысока глядела на то, что мы теперь называем бытием, и поднималась до подлинного бытия. Поэтому по справедливости окрыляется только разум философа: у него всегда по мере его сил память обращена на то, чем божествен бог».


Что люди называют Эросом?

«Странность такого смешения ее терзает, в недоумении она неистовствует, и от исступления не может она ни спать ночью, ни днем оставаться на одном месте. В тоске бежит она туда, где думает увидеть обладателя красоты. При виде его влечение разливается по ней, и то, что было ранее заперто, раскрывается: для души это передышка, когда прекращаются уколы и муки, в это время вкушает она сладчайшее удовольствие. По доброй воле она никогда от него не откажется, ее красавец для нее дороже всех; тут забывают и о матерях, и о братьях, и о всех приятелях, и потеря – по нерадению – состояния ей также нипочем. Презрев все обычаи и приличия, соблюдением которых щеголяла прежде, она готова рабски служить своему желанному и валяться где попало, лишь бы поближе к нему – ведь помимо благоговения перед обладателем красоты она обрела в нем единственного исцелителя величайших страданий.

Состояние, о котором у меня речь, прекрасный мой мальчик, люди зовут Эросом».


Что происходит в зависимости от того, какой вид души побеждает?

«Если победят лучшие духовные задатки человека, его склонность к порядку в жизни и к философии, то влюбленный и его любимец блаженно проводят здешнюю жизнь в единомыслии, владея собой и не нарушая скромности, поработив то, из-за чего возникает испорченность души, и дав свободу тому, что ведет к добродетели. После смерти, став крылатыми и легкими, они одерживают победу в одном из трех поистине олимпийских состязаний, а большего блага не может дать человеку ни человеческий здравый смысл, ни божественное неистовство».

«Если же они будут вести более грубую жизнь, чуждую философии и исполненную честолюбия, тогда, возможно, cих безудержные кони, застав души врасплох – в минуту ли опьянения или просто беззаботности, – сведут их вместе и заставят их выбрать и свершить то, что превозносится большинством как самый блаженный удел. А свершив это, они и впредь будут к этому прибегать, хотя и нечасто, потому что это не согласуется с их общим духовным складом».


Басня о цикадах

«По преданию, цикады некогда были людьми, еще до рождения Муз. А когда родились Музы и появилось пение, некоторые из тогдашних людей пришли в такой восторг от этого удовольствия, что среди песен они забывали о пище и питье и в самозабвении умирали. От них после и пошла порода цикад: те получили такой дар от Муз, что, родившись, не нуждаются в пище, но сразу же, без пищи и питья, начинают петь, пока не умрут, а затем идут к Музам известить их, кто из земных людей какую из них почитает. Известив Терпсихору о тех, кто почтил ее в хороводах, они снискивают к ним у нее расположение; у Эрато – к тем, кто почтил ее в любовных песнях, и то же с остальными Музами, соответственно виду почитания каждой из них. Самую старшую из Муз – Каллиопу – и следующую за ней – Уранию – они извещают о людях, посвятивших свою жизнь философии и почитающих то, чем ведают эти Музы. Ведь среди Муз эти две больше всех причастны небу и учениям, божественным и человеческим, потому их голос всего прекраснее. Значит, по многим причинам нам с тобой надо беседовать, а не спать в полдень».


О речах

Как ввести в заблуждение другого?

«Значит, кто собирается обмануть другого, не обманываясь сам, тот должен досконально знать подобие и неподобие всего существующего».


Эрос обоюден

«Да еще какие разногласия! Иначе как бы, по-твоему, тебе удалось высказать о ней все то, что ты только что наговорил: она – пагуба и для влюбленного и для того, кого он любит, а с другой стороны, она – величайшее благо».


Критерии хорошей речи

«...всякая речь должна быть составлена, словно живое существо, – у нее должно быть тело с головой и ногами, причем туловище и конечности должны подходить друг другу и соответствовать целому».


Об исступлениях

«Божественное неистовство, исходящее от четырех богов, мы разделили на четыре части: вдохновенное прорицание мы возвели к Аполлону, посвящение в таинства – к Дионису, творческое неистовство – к Музам, четвертую же часть к Афродите и Эроту – и утверждали, что любовное неистовство всех лучше. Не знаю, как мы изобразили любовное состояние: быть может, мы коснулись чего-то истинного, а возможно, и уклонились в сторону, но, добавив не столь уж неубедительное рассуждение, мы с должным благоговением прославили в сказочном гимне моего и твоего, Федр, владыку Эрота, покровителя прекрасных юношей».


Структура речи

«Хорошо, что ты напомнил. По-моему, на первом месте, в начале речи, должно быть вступление. Ведь это ты считаешь, не правда ли, тонкостями искусства?

На втором месте – изложение и свидетельства, на третьем месте – доказательства, на четвертом – правдоподобные выводы. А настоящий Дедал речей, тот, что родом из Византия, называет еще подтверждение и добавочное подтверждение».


Искусство красноречия

«...если у тебя есть природные задатки оратора, ты станешь выдающимся оратором, приложив к этому знания и упражнения. В чем из этого у тебя окажется недостаток, то и будет твоим слабым местом».


Соотнесение риторики и врачевания

«И тут и там нужно разбираться в природе, в одном случае – тела, в другом – души, если ты намерен пользоваться не навыком и опытом, а искусством, применяя в первом случае лекарства и питание для восстановления здоровья и сил, а во втором – беседы и надлежащие занятия, чтобы привить желательное умение убеждать и добродетель».


Способо, чтобы поверили, что пишешь сообразно с искусством

«Поскольку сила речи заключается в воздействии на душу, тому, кто собирается стать оратором, необходимо знать, сколько видов имеет душа: их столько-то и столько-то, они такие-то и такие-то, поэтому слушатели бывают такими-то и такими-то. Когда это должным образом разобрано, тогда устанавливается, что есть столько-то и столько-то видов речей и каждый из них такой-то. Таких-то слушателей по такой-то причине легко убедить в том-то и том-то такими-то речами, а такие-то потому-то и потому-то с трудом поддаются убеждению. Кто достаточно все это продумал, тот затем наблюдает, как это осуществляется и применяется на деле, причем он должен уметь остро воспринимать и прослеживать, иначе он не прибавит ничего к тому, что он еще раньше слышал, изучая красноречие. Когда же он будет способен определять, какими речами какой человек даст себя убедить, тогда при встрече с таким человеком он сможет распознать его и дать себе отчет, что вот как раз тот человек и та природа, о которой прежде шла речь. Теперь она на самом деле предстала перед ним, и к ней надо вот так применить такие-то речи, чтобы убедить ее в том-то. Сообразив все это, он должен учесть время, когда ему удобнее говорить, а когда и воздержаться: все изученные им виды речей – сжатую речь, или жалостливую, или возбуждающую – ему следует применять вовремя и кстати: только тогда, и никак не ранее, его искусство будет разработано прекрасно и совершенно. Если же, произнося речь, сочиняя или обучая, он упустит хоть что-нибудь из этого, а между тем станет утверждать, что придерживается правил искусства, прав будет тот, кто ему не поверит. "Что же, Федр и Сократ, – скажет, пожалуй, такой сочинитель, – таково ваше мнение? А разве нельзя как-нибудь иначе понимать то, что называют искусством красноречия?».


Истинное и правдоподобное

«...большинству людей правдоподобным кажется то, что подобно истине. А вот сейчас мы разбирали разные случаи подобия и показали, что лучше всего умеет его находить всюду тот, кто знает истину. Так что, если ты утверждаешь что-нибудь новое относительно искусства красноречия, мы послушаем, если же нет, мы останемся при убеждении, к которому привело нас наше исследование: кто не учтет природные качества своих будущих слушателей, кто не сумеет различать существующее по видам и охватывать одной идеей все единичное, тот никогда не овладеет искусством красноречия настолько, насколько это возможно для человека.

Достичь этого без усилий нельзя, и человек рассудительный предпримет такой труд не ради того, чтобы говорить и иметь дело с людьми, а для того, чтобы быть в состоянии говорить угодное богам и по мере сил своих делать все так, чтобы им это было угодно. Ведь те, кто мудрее нас с тобой, Тисий, утверждают, что человек, обладающий умом, должен заботиться о том, как бы угодить не товарищам по рабству – им разве лишь между прочим, – но своим благим владыкам, потомкам благих родителей. Поэтому, если путь долог, не удивляйся: ради великой цели надо его пройти, а вовсе не так, как ты себе представляешь. Сбудется, гласит поговорка, если кто пожелает, и это будет прекраснейший плод тех усилий"».


Легенда о Тевте

«Так вот, я слышал, что близ египетского Навкратиса родился один из древних тамошних богов, которому посвящена птица, называемая ибисом. А самому божеству имя было Тевт. Он первый изобрел число, счет, геометрию, астрономию, вдобавок игру в шашки и в кости, а также и письмена. Царем над всем Египтом был тогда Тамус, правивший в великом городе верхней области, который греки называют египетскими Фивами, а его бога – Аммоном. Придя к царю, Тевт показал свои искусства и сказал, что их надо передать остальным египтянам. Царь спросил, какую пользу приносит каждое из них. Тевт стал объяснять, а царь, смотря по тому, говорил ли Тевт, по его мнению, хорошо или нет, кое-что порицал, а кое-что хвалил.По поводу каждого искусства Тамус, как передают, много высказал Тевту хорошего и дурного, но это было бы слишком долго рассказывать. Когда же дошел черед до письмен, Тевт сказал: "Эта наука, царь, сделает египтян более мудрыми и памятливыми, так как найдено средство для памяти и мудрости". Царь же сказал: "Искуснейший Тевт, один способен порождать предметы искусства, а другой – судить, какая в них доля вреда или выгоды для тех, кто будет ими пользоваться. Вот и сейчас ты, отец письмен, из любви к ним придал им прямо противоположное значение. В души научившихся им они вселят забывчивость, так как будет лишена упражнения память: припоминать станут извне, доверяясь письму, по посторонним знакам, а не изнутри, сами собою. Стало быть, ты нашел средство не для памяти, а для припоминания. Ты даешь ученикам мнимую, а не истинную мудрость. Они у тебя будут многое знать понаслышке, без обучения,и будут казаться многознающими, оставаясь в большинстве невеждами, людьми трудными для общения; они станут мнимомудрыми вместо мудрых"».


Искусное и неискусное

«Прежде всего надо познать истину относительно любой вещи, о которой говоришь или пишешь; суметь определить все соответственно с этой истиной, а дав определение, знать, как дальше подразделить это на виды, вплоть до того, что не поддается делению. Природу души надо рассматривать точно так же, отыскивая вид речи, cсоответствующий каждому природному складу, и таким образом строить и упорядочивать свою речь; к сложной душе надо обращаться со сложными, разнообразными речами, а к простой душе – с простыми. Без этого невозможно искусно, насколько это позволяет природа, овладеть всем родом речей – ни теми, что предназначены учить, ни теми – что убеждать, как показало все наше предшествующее рассуждение».



Диалог завершается тем, что собеседники уходят.

Итог: тяжело, непонятно. ох... Не ныть!

Платон "Пир"

Библиографическая справка: "Азбука-классика", Спб, 2009
Перевод:
В.Н. Карпов

Диалог начинается с того, что встречаются на дороге два знакомых: Аполлодор и Главкон. Главкон просит Аполлодора рассказать ему о пире, который был у Агафона. Аполлодор там не был, но ему рассказал об этом пире Аристодем. Итак, Аполлодор начинает свое повествование.
Однажды Сократ пригласит Аристодема на пир к Агафону. Собравшиеся решили не пить, и Эриксимах предлагает произносить хвалебные речи Эроту.


Участники:
  1. Аристодем (не говорит речи)

  2. Сократ (философ)

  3. Агафон

  4. Федр

  5. Павсаний

  6. Эриксимах (предлагает воспеть Эрота; врач)

  7. Аристофан (комедиограф)

  8. Алкивиад

    • Речь Федра. Главная мысль: «Итак, я утверждаю, что Эрот – самый древний, самый почтенный и самый могущественный из богов, наиболее способный наделить людей доблестью и даровать им блаженство при жизни и после смерти».

    Федр говорит: «Эрот из богов особенно древний». Доказательство: Ни один прозаик и поэт не писал о его рождении. Ссылается на «Теогонию» Гесиода, где тот пишет, что после Хаоса появились сразу Гея и Эрот.

    Насчет дарования доблести: «И если бы возможно было образовать из влюбленных и их возлюбленных государство или, например, войско, они управляли бы им наилучшим образом, избегая всего постыдного и соревнуясь друг с другом; а сражаясь вместе, такие люди даже и в малом числе побеждали бы, как говорится, любого противника: ведь покинуть строй или бросить оружие влюбленному легче при ком угодно, чем при любимом, и нередко он предпочитает смерть такому позору; а уж бросить возлюбленного на произвол судьбы или не помочь ему, когда он в опасности, – да разве найдется на свете такой трус, в которого сам Эрот не вдохнул бы доблесть, уподобив его прирожденному храбрецу?»

    «Усердие и добродетель в любви пользуется уважением и у богов».

  • Речь Павсания. Главная мысль - существование двух Эротов.

    Эрот непосредственно связан с богиней Афродитой, а так как их две: старшая — дочь Урана (небесная), младшая — дочь Дионы и Зевса (народная), следовательно, и два Эрота.

    Павсаний в связи с этим разделяет любовь к мужчине и к женщине. Те, кто любят женщин и мужчин — пошлый Эрот. Небесная Афродита связана только с любовью к юношам.

    + Интересная мысль высказана им, что всякое дело само по себе ни прекрасно, ни постудно. «Например, все, что мы делаем сейчас, пьем ли, поем ли или беседуем, прекрасно не само по себе, а смотря по тому, как это делается, как происходит: если дело делается прекрасно и правильно, оно становится прекрасным, а если неправильно, то, наоборот, безобразным. То же самое и с любовью: не всякий Эрот прекрасен и достоин похвал, а лишь тот, который побуждает прекрасно любить».

  • Речь Эриксимаха. Развивает мысль Павсания о двойственности Эрота. Расширяет ее до масштабов «Эрот во всём».

    «Что Эрот двойствен, это, по-моему, очень верное наблюдение. Но наше искусство – искусство врачевания – показывает мне, что живет он не только в человеческой душе и не только в ее стремлении к прекрасным людям, но и во многих других ее порывах, да и вообще во многом другом на свете – в телах любых животных, в растениях, во всем, можно сказать, сущем, ибо он бог великий, удивительный и всеобъемлющий, причастный ко всем делам людей и богов»

    Эрот управляет:

    • Гимнастикой, так как делает тело прекрасным.

    • Земледелием, так как у земли есть способность рождать.

    • Музыкой, так как музыка — это знание любви в деле гармонии и ритма.

    Основной пример Эриксимаха — врачевание, так как он сам врач. Борьба больного начала и здорового, а искусство врача — внушить любовь этим началам.

  • Речь Аристофана. Человек всегда стремиться к изначальной цельности.

    Аристофан говорит о том, что Эрот — древнейший из богов, но люди не чтут его как должно.

    Рассказывает о том, что раньше было три рода: мужской (порождение Солнца), женский (Земли) и андрогин (Луны). Зевс разрезал каждого андрогина пополам и сшил посередине. Половинки стремятся друг к другу (мужчины к мужчинам, а женщины к женщинам).

    Главная цель в жизни: «наш род достигнет блаженства тогда, когда мы вполне удовлетворим Эрота и каждый найдет соответствующий себе предмет любви, чтобы вернуться к своей первоначальной природе. Но если это вообще самое лучшее, значит, из всего, что есть сейчас, наилучшим нужно признать то, что ближе всего к самому лучшему: встретить предмет любви, который тебе сродни».

  • Речь Агафона. О самом Эроте. Прошлые рассказчики говорили о благах, приносимых Эротом, Агафон же говорит о нем самом.

    «..я утверждаю, что из всех блаженных богов Эрот – если дозволено так сказать, не вызывая осуждения, – самый блаженный, потому что он самый красивый и самый совершенный из них».

    Эрот младший из богов, красив, не стареет, нежен.

    Для Эрота не существует обиды. Он справедлив, рассудителен. К нем уне прикасается насилие, и са мон не использует насилие.

    Эрот мужественнее всех. «Ведь не Арес владеет Эротом, а Эрот Аресом, – то есть любовь к Афродите. А владеющий сильнее того, кем он владеет, и, значит, Эрот, раз он сильнее того, кто храбрее всех, должен быть самым большим храбрецом».

    Эрот - бог прекрасного. Отдаляет нас от отчуждения и сближает друг с другом.


    Речь Сократа.

    1. Специфическая «срединность» как сущность Эрота: Эрот как демон, как связующее звено, как влечение, как переходное состояние.

    Эрот — среднее между безобразным и прекрасным. «А в таком случае не стой на том, что все, что не прекрасно, безобразно, а все, что не добро, есть зло. И, признав, что Эрот не прекрасен и также не добр, не думай, что он должен быть безобразен и зол, а считай, что он находится где-то посредине между этими крайностями».

      «– А блаженными ты называешь не тех ли, кто прекрасен и добр?

    Да, именно так.

    Но ведь насчет Эрота ты признал, что, не отличаясь ни добротою, ни красотой, он вожделеет к тому, чего у него нет.

    Да, я это признал.

    Так как же он может быть богом, если обделен добротою и красотой?

    Кажется, он и впрямь не может им быть.

    Вот видишь, – сказала она, – ты тоже не считаешь Эрота богом.

    Так что же такое Эрот? – спросил я. – Смертный?

    Нет, никоим образом.

    А что же?

    Как мы уже выяснили, нечто среднее между бессмертным и смертным.

    Кто же он, Диотима?

    Великий демон, Сократ. Ведь все демоны представляют собой нечто среднее между богом и смертным».

    Итак, из диалога Диотимы и Сократа мы узнаем, что Эрот наполняетсобой «середину».

    1. Динамическая сущность Эрота. Любящее начало как стремление к прекрасному. Множественность проявлений любви – общность их происхождения и единство сути. Любовь как стремление к благу.

    Эрот постоянно находится посередине. «Поскольку же он сын Пороса и Пении, дело с ним обстоит так: прежде всего он всегда беден и вопреки распространенному мнению совсем не красив и не нежен, а груб, неопрятен, не обут и бездомен; он валяется на голой земле, под открытым небом, у дверей, на улицах и, как истинный сын своей матери, из нужды не выходит. Но с другой стороны, он по-отцовски тянется к прекрасному и совершенному, он храбр, смел и силен, он искусный ловец, непрестанно строящий козни, он жаждет разумности и достигает ее, он всю жизнь занят философией, он искусный чародей, колдун и софист. По природе своей он ни бессмертен, ни смертен: в один и тот же день он то живет и расцветает, если дела его хороши, то умирает, но, унаследовав природу отца, оживает опять. Все, что Эрот ни приобретает, идет прахом, отчего он никогда не бывает ни богат, ни беден».

    Любящее начало стремится к прекрасному, так как оно не обладает прекрасным. Эрот же как любящее начало беспрекрасен. То же самое с любовью как стремлению к благу. Те, кто обладают благом, становятся счастливыми.

    Придуманная легенда Платоном: Эрот — сын Пороса и Пении. Опять-таки сын противоположностей, нечто среднее.

    «По сути, всякое желание блага и счастья – это для всякого великая и коварная любовь. Однако о тех, кто предан таким ее видам, как корыстолюбие, любовь к телесным упражнениям, любовь к мудрости, не говорят, что они любят или что они влюблены, – только к тем, кто занят и увлечен одним лишь определенным видом любви, относят общие названия "любовь", "любить" и "влюбленные"».

    1. Бессмертие как благо. Любовь как стремление к бессмертию.

    «Любовь, как мы согласились, есть стремление к вечному обладанию благом, то наряду с благом нельзя не желать и бессмертия. А значит, любовь – это стремление и к бессмертию». Путь к бессмертному — деторождение, то есть увековечивание своего имени. Замена новым старого. Бессмертие — есть благо, так как всякий желает им обладать.

    1. Определение творчества как перехода из небытия в бытие.

    «Ты знаешь, творчество – [понятие] широкое. Все, что вызывает переход из небытия в бытие, – творчество, и, следовательно, создание любых произведений искусства и ремесла можно назвать творчеством, а всех создателей их – творцами».

    Пример приведенный для того, чтобы объяснить то, что мы разные вида любви называем одним общим словом - любовью. Так же и с творчеством: «одна область – область музыки и стихотворных размеров, к которой и принято относить наименование "творчество". Творчеством зовется только она, а творцами-поэтами – только те, кто ей причастен».

    1. Любовь как «стремление родить и произвести на свет в прекрасном».

    «Да потому, что рождение – это та доля бессмертия и вечности, которая отпущена смертному существу».

    Вское существо, будучи беременно, стремится к прекрасному, так как если оно приьлижается к немУ,то проникается радостью, а приблизившись к безобразному, мрачнеет и начинает тяготиться плодом.

    1. Противопоставление «смертного» и вечного. Беременность телесная и беременность духовная. Что рождает душа.

    Беременность быввает телесная и духовная. По природе своей человеку требуется разрешиться от этого бремени. Зачатие и рождение — бессмертное и божественное проявление в смертном существе. Как я уже сказала, единственный путь к бессмертию — оставить новое вместо старого. Новое не подобно старому, оно лишь похоже на него. Ахилл, Алкестида совершали свои подвиги, чтобы обрести бессмертие.

    «Беременные же духовно – ведь есть и такие, – пояснила она, – которые беременны духовно, и притом в большей даже мере, чем телесно, – беременны тем, что как раз душе и подобает вынашивать. А что ей подобает вынашивать? Разумение и прочие добродетели». Солон «родил» законы, Гомер и Гесиод — свои произведения.

    1. Путь к таинствам любви: от любви к прекрасному телу до «любви к богам», от любви к земной красоте до любви к идее красоты.

    Сначала нужно полюбить одно прекрасное тело, в нем родить мысли, потом устремиться к другим телам и понять, что красота одна и та же. Далее он начнет любить все прекрасные тела и перестанет любить то одно (первое тело), так как поймет, что та любовь была чрезмерна. Далее он начнет ценить красоту выше, красоту обычаев и нравов, а красоту тела чтить перестанет. Потом он начнет любить науки, потом многое познает.

    «Вот каким путем нужно идти в любви – самому или под чьим-либо руководством: начав с отдельных проявлений прекрасного, надо все время, словно бы по ступенькам, подниматься ради самогó прекрасного вверх – от одного прекрасного тела к двум, от двух – ко всем, а затем от прекрасных тел к прекрасным нравам, а от прекрасных нравов к прекрасным учениям, пока не поднимешься от этих учений к тому, которое и есть учение о самом прекрасном, и не познаешь наконец, что же это – прекрасное».

    «Чистое» прекрасное человек не может увидеть, так как он не сомг бы потом жить. Это удел бессмертных.

    «...созерцая прекрасное тем, чем его и надлежит созерцать, он сумеет родить не призраки добродетели, а добродетель истинную, потому что постигает он истину, а не призрак? А кто родил и вскормил истинную добродетель, тому достается в удел любовь богов, и если кто-либо из людей бывает бессмертен, то именно он».


  1. Апология Сократа из уст Алкивиада.

Апология (греч. apologia), защита, заступничество, восхваление.

  • Сократ похож на сатира Марсия и его ученика Олимпа, так как хороший оратор. Завораживает своими речами, как Марсий и Олимпий завораживали своей игрой. «Когда я слушаю его, сердце у меня бьется гораздо сильнее, чем у беснующихся корибантов, а из глаз моих от его речей льются слезы; то же самое, как я вижу, происходит и со многими другими».

  • Для Сократа неважно, насколько красив человек. В доказательство этого аргумента Алкивиад рассказывает историю о том, как пытался соблазнить Сократа.

  • Сократ мужественнен в битвах. «В той битве, за которую меня наградили военачальники, спас меня не кто иной, как Сократ: не захотев бросить меня, раненого, он вынес с поля боя и мое оружие, и меня самого. Я и тогда, Сократ, требовал от военачальников, чтобы они присудили награду тебе, – тут ты не можешь ни упрекнуть меня, ни сказать, что я лгу, – но они, считаясь с моим высоким положением, хотели присудить ее мне, а ты сам еще сильней, чем они, ратовал за то, чтобы наградили меня, а не тебя».

  • Не похож ни на каких людей, ныне живущих. «Сократ и в повадке своей, и в речах настолько своеобычен, что ни среди древних, ни среди ныне живущих не найдешь человека, хотя бы отдаленно похожего на него. Сравнивать его можно, как я это и делаю, не с людьми, а с силенами и сатирами – и его самого, и его речи».


После Аристодем заснул. А когда проснулся, то увидел Сократа, утверждавшего в разговоре с Агафоном и Аристофаном, что один и тот же человек способен написать и трагедию, и комедию. Потом Аристодем встает и уходит с Сократом.


Хорошие цитаты:

"
Нет, милый мой Агафон, ты не в силах спорить с истиной, а спорить с Сократом дело нехитрое".

"Ты думаешь, - продолжала она, - Алкестиде захотелось бы умереть за Адмета, Ахиллу - вслед за Патроклом, а вашему Кодру - ради будущего царства своих детей, если бы все они не надеялись оставить ту бессмертную память о своей добродетели, которую мы и сейчас сохраняем? Я думаю, - сказала она, - что все делают все ради такой бессмертной славы об их добродетели, и, чем люди достойнее, тем больше они и делают. Бессмертие - вот чего они жаждут".


Очень тяжело для восприятия и чтения. Перечитывать вряд ли возьмусь. Читать по желанию или надобности.

Софокл "Антигона"

Библиографическая справка: "ЛомоносовЪ", Мск, 2009
Перевод: Д. С. Мережковский

Интересное: Софокл вводит мотив смертной казни. Это единоличное решение Креона.

Трагедия начинается с разговора двух сестер - Исмены и Антигоны. Антигона сообщает, что желает похоронить Полиника, вопреки запрету Креона. Ей неприятно, что Этеокла возносят как героя, а Полиник не погребен. Исмена отказывается помогать Антигоне и призывает ее тоже отказаться от этой безумно затеи. Но Антигона непреклонна. Креон произносит торжественную речь. Приходит Страж и сообщает, что Полиника кто-то пытался похоронить. Креон обещает казнаить всех стражников, если они не выяснят, кто это пытался сделать. Через некоторое время Страж возвращается и приводит Антигону. Он поймал ее, когда она пыталась продолжить обряд погребения. Антигона не отрицает своей вины, Креон решает ее казнить. Приводят Исмену. Та говорит, что хочет умереть вместе с сестрой. Креон приказывает увести обеих и не выпускать никуда. Приходит Гемон, сын Креона и жених Антигоны. Он просит отца умерить пыл, простить Антигону и похоронить Полиника , но Креон его не слушает. Сын с отцом ссорятся. Креон приказывает отвести Антигоны в пещеру и там запереть. Он не хочет пачкать руки кровью и осквернять город. После того как Антигону уводят, приходит Тиресий, слепой предсказатель. Он говорит Креону, что нужно похоронить Полиника и освободить Антигону, пророчит Креону много бед. Креон прогоняет Тиресия. После ухода Тиресия Креон думает и решает, что предсказатель еще ни разу не ошибался. Креон хоронит тело Полиника. К жене Креона, Эвридике, приходит Вестник и говорит, что Гемон убил себя. Рассказывает историю о том, что Антигона в пещере повесилась, к ней пришел Гемон, затем пришел Креон освобождать девушку. Гемон увидел отца и стал угрожать ему мечом, но потом сам бросился на меч. Эвридика, узнав об этом, пронзает себя мечом. Приходит Креон с трупом сына на руках, узнает о смерти Эвридики. Креон сокрушается.

Что понравилось/запомнилось/удивило/цитаты:
  • "Мы - женщины, не нам веси борьбу / Неравную с мужчинами: наша доля - / Пред сильными покорствуя, молчать".
  • Решение Креона не хоронить Полиника не лишено логики. Ведь Полиник хотел сжечь Фивы, он шел войной на родной город, угрожая гражданам.
  • Огромное количество хороших цитат. Афористичный язык.
  • "Кто слишком горд, того сломить легко..."
  • "Равняет всех Аид"
  • "Я вижу: / Одна из них безумной родилась, / И только что сошла с ума другая" :))
  • Для Антигоны важно не только, что она чтит закон богов, но и то, что соблюдает традиции предков.
  • Тиренсию никто не верит, похоже. Ни Эдип не верил, ни Креон.
В целом о трилогии: мрачненько, как я люблю. Понравилось. Читать однозначно:)

Софокл "Эдип в Колоне"

Библиографическая справка: "ЛомоносовЪ", Мск, 2009
Перевод: Д. С. Мережковский

Интересное: Колон - место рождения Софокла.

Антигона, дочь Эдипа, приводит слепого Эдипа в какую-то местность. Эдипа изгнали из Фив, и Антигона пошла с ним провожатой. Они приходят в священную рощу Эвменид, покровительниц Афин. Чужеземец, житель города Колона, говорит Эдипу, чтобы он покинул священную рощу. Эдип требует позвать царя, так как у него есть для него кое-что в дар. После приходит Хор колонских старцев, который решает выгнать Эдипа, после того как он рассказывает им, кто он и откуда пришел. Но в итоге решают ждать царя. Далее к разговаривающим подъезжает на жеребце Исмена, вторая дочь Эдипа. Она обнимает отца и сестру. Исмена приносит весть, что сыновья Элипа, Полиник и Этеокл, дерутся за власть. Эдип проклинает своих сыновей. Приходит Тесей, царь Афин. Эдип рассказывает ему о том, что та земля, где умрет Эдип, будет побеждать своих врагов. И это и есть дар Тесею, если он примет его. Тесей соглашается принять Эдипа. Эдип его предупреждает, что он вступит тогда в войну с Фивами, так как его, Эдипа, захотят принудительно вернуть обратно. Тесей все равно соглашается. Появляется Креон, который насильно увозит Антигону и Исмену, приносящую жертву Эвменидам. Тесей заставляет Креона уйти и отбирает у него Антигону. Далее к Эдипу приходит поговорить его сын, Полиник. Сначала Эдип не хочет с ним разговаривать, но его уговаривают. Полиник просит Эдипа вернуться, но Эдип отказывает и проклинает сына. Предсказывает обоим сыновьям смерть от руки друг друга. Тесей с Эдипом удаляются, чтобы выбрать Эдипу место его могилы. Они уходят вдвоем, так как, кроме Тесея никто не должен видеть место могилы Эдипа. Вестник сообщает, что Тесей умер. Вкратце рассказывает ,как это произошло. Антигона и Исмена отправляются домой, в Фивы.

Что понравилось/запомнилось/удивило/цитаты:
  • "Спорить с теми мы не будем, / Кто сильнее нас, дитя".
  • "...покорись, не ропщи / И терпи справедливую кару!"
  • "Что пользы людям в ложных похвалах, / Когда хвалы дела их недостойны?"
  • Очень мужественные дочери Эдипа, находящиеся рядом с ним, а сыновья, "отсиживающиеся" дома.
  • "Сразили боги, боги и воздвигнут!"
  • Потрясающее описание Колона хором старцев. Представляется очень живая картинка.
  • Креон говорит, что поведение Антигоны (уход за отцом), - позор для рода, но это не так.
  • "...говорить умеет каждый много, / Но коротко и хорошо - не все".
  • В первой части трилогии ("Эдип-царь") Креон кажется хорошим.
  • Царь не чинно сидит во дворце, а бежит по первому зову поговорить с чужеземцем. Вот бы так президент бегал:)
  • Эдип научился предсказывать будущее, после того как ослеп? о_0

Софокл "Эдип-царь"

Библиографическая справка: ЛомоносовЪ, Мск, 2009
Перевод: Д. С. Мережковский

О тексте:
  1. Первоначально трагедия называлась "Эдип". Слово "царь" было прибавлено позднее, чтобы отличать от "Эдипа в Колоне".
  2. Софокл показывает нам обычного человека. Эдип спас город, считает себя, если не божеством, то равным ему. Но он обычный человек.
  3. Эдип гибнет, потому что хочет быть слишком великим для человека, а не потому что он виноват.
  4. Изменение Эдипа: богоравный царь => бездомный бродяга => мудрец, отгадавший загадку Сфинкса => жалкий слепец.
В Фивах - эпидемия Моровой Язвы. Никто не знает, что делать. Эдип, ставший недавно царем, не знает, что делать. Он посылает брата своей жены, Креона, в Дельфы за предсказанием оракула. Креон возвращается с вестью, что город будет избавлен от эпидемии, когда из города будет изгнан убийца прежнего царя Лайоса. Эдип обещает найти убийцу во что бы то ни стало. Далее Эдип разговаривает со слепым предсказателем Тиресием. Тересий говорит Эдипу, что Эдип и есть убийца Лайоса. Эдип называет Тиресия клеветником и прогоняет его. Эдип решает, что это Креон подговорил Тиресия сказать ему такие ужасные вещи. Эдип хочет изгнать Креона, но Иокаста, сестра Креона и жена Эдипа, уговаривает его не делать этого. Но речи Тиресия заронили зерно сомнения в душу Эдипа. Эдип начинает дознаваться. сколько человек напало на Лайоса, кто принес весть, остался ли кто-нибудь жив. Мы узнаем, что Эдипу предсказано было от рождения, что он убьет своего отца и женится на своей матери, поэтому Эдип и ушел из дома. Далее прибывает Вестник, который сообщает Эдипу, что его отец, Полиб, умер, но Мэропа, жена Полиба, еще жива. Эта весть немного ободряет Эдипа, так как получается, что не он убил своего отца. Но чуть позже Вестник рассказывает, что Полиб и Мэропа - приемные родители Эдипу. Приходит Пастух, который передал Вестнику младенца-Эдипа, хотя должен был убить его, но не смог, поэтому отнес в чужую землю. Младенец-Эдип был с перебитыми ногами. Выясняется, что отец Эдипа - Лайос, которого он же и убил на дороге, а его мать - бывшая жена Лайоса и "теперешняя" жена Эдипа - Иокаста. Так свершилось пророчество. Иокаста, узнав это, вешается. Эдип ослепляет себя и сам же и изгоняет из города.

Что понравилось/удивило/разочаровало/запомнилось/цитаты:
  • Эдип про Лайоса: "...он мне дорог, как собственный отец". Трагическая ирония
  • Тиренсий очень смело обвиняет царя.
  • Эдип хвалится не столько счастливой судьбой судьбой, сколько мудростью.
  • Эдипа ослепила власть. Он подозревает всех, даже друзей и родственников (Креона).
  • "...чтоб сердце испытать/ Правдивое, нужны бывают годы./ Чтоб злых вполне узнать, довольно дня".
  • "Отцу не может равен быть чужой". Не согласна.
  • Вестник обращается к Эдипу "сын мой", "мой сын".
  • Имя "Эдип" от того, что ноги у него опухшие, так ка они были связаны и пронзены в детстве.
  • У Эдипа - мания величия: "Судьба - мне мать, и Время - мне отец: / Они Эдипа сделали великим из малого..."
  • "...от мужа мужа / И сыновей от сына родила".
  • Эдип обвиняет бога во всех своих несчастьях: "Бог Дельфийский, друзья, это он, это он! / Бог - виновник всех бед".
  • "В сознанье мук есть горечь, мукам равная..."
  • Мания величия: "...из людей не вынес бы никто моих страданий".
  • Креон Эдипу: "Не желай владеть ты всем: / И того, что было в жизни не умел ты сохранить".
  • "И пока свой день последний не увидит тот, кто смертен, - / На земле не называйте вы счастливым никого".

Еврипид "Медея"

Библиографическая справка: ЛомоносовЪ, Мск, 2009
Перевод: Д. С. Мережковский

Трагедия начинается с монолога кормилицы Медеи, которая вкратце пересказывает миф об аргонавтах. Мы узнаем, что Ясон решает жениться на дочери царя Креона. Медея расстроена и подавлена. Она ходит по дворцу и стенает. К ней приходит царь Креон и говорит ей, что он не желает более видеть ее в своей стране, что она изгнана. Медея просит один день отсрочки, ссылаясь на то, что ей нужно найти убежище для себя и детей. Креон соглашается. Медея придумывает план мести, который она решает осуществить в этот день. К Медее приходит Ясон. Она его попрекает изменой, он отвечает, что он сделал для нее больше добра, чем она ему. Поссорившись с Медеей. Ясон уходит. Медея осуществляет свой план мести: готовит венок для невесты Ясона, пропитанный ядом, решает убить своих детей, чтобы досадить Ясону. Медее встречается афинский царь Эгей, который обещает принять Медею у себя в городе и защищать ее от врагов. Медея растолковывает Эгею предсказание оракула. Медея просит позвать Ясона. Ясон приходит к ней. Она делает вид, что помирилась с ним, дарит венок невесте Ясона, просит отнести его своих сыновей и договаривается с Ясоном о том, что он будет заботиться о своих сыновьях, и они не разделят участь матери, то есть не будут изгнаны из города. Невесте Ясона дарят венок, сыновья возвращаются к Медее. Через некоторое время прибегает Вестник и рассказывает о том, как умерла невеста Ясона и ее отец, Креон. Медея радуется. Потом она прощается с детьми, долго решая, отпустить их к отцу или убить. Наконец, решает убить. Медея убивает своих детей. Появляется Ясон, а Медея на колеснице с телами детей вылетает на волшебной колеснице. Она не дает Ясона попрощаться с детьми и не разрешает ему их похоронить, предсказывает Ясону плохое будущее.

Что понравилось/запомнилось/интересное/занятные цитаты:
  • "Страшен гнев отвергнутой жены!"
  • Еврипид - "философ на сцене", так как у него много отступлений философского характера, не связанных непосредственно с действием.
  • Ясон еще и предлагает жить Медее с его новой женой в одном доме! Это же унизительно!
  • "Меж старыми друзьями, чем сильнее
Любовь была, тем пламенней вражда"
  • Ясона хочется прибить за его речи!
  • "О, если б жен не сотворил Зевес, / И способом иным рождались дети, - / Не знали б мы и горя на земле!"
  • "Но женщинами женщины всегда / Останутся, - и с ними спорить, значит / Лишь глупостью на глупость отвечать"
  • "А над людьми имеет больше власти / Вид золота, чем множество речей"
  • Глубокий трагизм ситуации: Медея прощается с детьми. Она их и любит, и ненавидит, так как они дети Ясона.
  • Совсем не жалко невесту Ясона и Креона. Хотя наказание жестокое
  • "Приятной жизнь богатство может сделать, /Счастливою не сделает ничто!"
  • Очень афористичный язык
  • Миф об Ино: по Еврипиду Ино сама умерщвляет своих детей, а не Атамант ,ее муж.
  • Миф о Медее: в классическом мифе Медея - не детоубийца. Она оставляет детей в храме Геры, но граждане Коринфа убивают их, нарушив право убежища. Еврипид же делает Медею детоубийцей. Кстати, в "Электре" тоже есть отступления о "канона".
Впечатлило. Очень.
Библиографическая справка: "Художественная литература", Мск, 2001
Перевод: М. Кузмина

Структура и особенности текста:
  1. Роман разделен на 11 книг. Обрамляющая фабула. 12 вводных повествований, новелл.
  2. Язык вставок-новелл фольклорный.
  3. Мотив превращения в романе играет важную роль.
  4. В конце романа (XI книга) - язык проповеди. Хотя по преимуществу язык разговорный. Можно наблюдать переплетение разных стилистических систем.
  5. Изначально название книги, вероятно, было "Метаморфозы в XI книгах", но уже в древности произведение было известно как "Золотой осел". Эпитет "золотой" говорит о высокой оценке романа современниками.
Книга I
Луций рассказывает о своем детстве . Едет в Фессалию по делам. Встречает двух путников по дороге. Один из них, Аристомен из Эгины, рассказывает историю о своем друге Сократе, о себе и Сократе и о смерти Сократа. Луций поселяется у Милона. Милон - богач, но ужасно скуп.

Книга II
Фессалия - родина магического искусства. Луций ждет чудес. Знакомится со своей тетей Бирреной. Биррена просит Луция остерегаться Памфилы, жены Милона, так как она считается ведьмой. Луций загорелся желанием увидеть колдовство Памфилы. Заигрывает со служанкой Фотидой. На пире у Биррены рассказываются разные истории.

Книга III
Луций сокрушается о том, что он днем раньше убил трех разбойников. Процесс над Луцием, угроза пыток. Все оказывается розыгрышем, представлением в честь праздника бога смеха. Луций становится патроном Рима. Фотида рассказывает Луцию историю о своей госпоже и почему над ним так "пошутили" Луций уговаривает Фотиду показать ему, как колдует Памфила. Луций видит, как Памфила превращается в сову. Хочет тоже полетать. Фотида перепутала мазь, и Луций превратился в осла. Единственное спасение - розы, но их нет в доме, следовательно, лекарство только утром. Но ночью на дом нападают разбойники и Луция-осла угоняют с собой.

Книга IV
Прибытие в деревню. Луция-осла избивают за то, что он съел овощи в чьем-то огороде. Продолжение пути с разбойниками. Прибытие в пещеру разбойников. Истории разбойников. Утром разбойники приводят пленницу. Старуха рассказывает ей историю о Психее.

Книга V
Продолжении истории Психеи и Купидона. Купидон бросил Психею.

Книга VI
Психея мстит сестрам и отправляется на поиски Купидона. Испытания Венеры. Психея и Купидон женятся. Конец рассказа старухи. Луций-осел с девушкой убегают. Их ловят разбойники и придумывают им суровое наказание.

Книга VII
Новый разбойник Гем рассказывает свою историю. Гема избирают атаманом. Гем оказывается женихом девушки, Тлеполем. Разбойников убивают, их золото поступает в казну города, девушку возвращают домой. Луций-осел попадает к жестокой женщине, которая заставляет его работать и не кормит. Увидев в лесу медведицу, Луций-осел убегает от злых хозяев. Но его поймали и вернули.

Книга VIII
Известия о смерти бывшей пленницы разбойников, Хариты. История ее смерти. Жители деревни, узнав о смерти Хариты, бегут. С ними бежит и Луций-осел. Проходят местность с драконом, который превращался в старика и заманивал путников, прося помощи, потом съедал их. Луция-осла продают Филебу. Луций-осел попадает к служителям культа Беллоны.

Книга IX

Любовная история в семье бедняка. Луция-осла продают мельнику, после того как разоблачили служителей, у которых он был, и бросили их в тюрьму. Развратная и жестокая жена мельника мучает Луция-осла. История Филезитера, умеющего обходить мужей. История о жене сукновала. Мельник повесился. Луция-осла продали огороднику. Из-за стычки с солдатом огородника сажают в тюрьму.

Книга X

Луций-осел попадает к солдату. История о сыне декуриона. Солдат продает Луция-осла двум братьям, находившимся в рабстве у очень богатого господина. Тиаз, хозяин братьев, выкупает Луция-осла и отдает своему богатому вольноотпущеннику. Матрона занимается любовью с Луцием-ослом. Луция-осла собираются показать публике, совокупляющимся с женщиной-преступницей. История этой женщины. Театр: достаточно подробное описание действа. Луций-осел, не желая сочетаться с преступной женщиной и опасаясь за свою жизнь, сбегает в Кенхрей.

Книга XI
Молитва Луция-осла Луне-Селене. Луцию-ослу является многообразная богиня: единый образ всех богов и богинь. Богиня дает наставления Луцию-ослу. Луций-осел, встретив шествие в честь Изиды, съедает розу из венка и превращается в человека. Луций становится последователем культа Изиды. Луций - ярый последователь. Вещий сон Луция. Описание приготовления к посвящению и самого посвящения. Луций отправляется домой. Посвящение Луция в таинства Озириса. Третье посвящение. Луций процветает.

Непонятное/понравившиеся цитаты/интересное:

  • Что плохого сказал Телефрон женщине, у которой он сторожил покойника? За что его побили?
  • Подробное описание магических обрядов
  • "...пускаюсь я полным галопом, так, что клянусь геркулесом, почувствовал себя не ослом, а беговым скакуном необыкновенной резвости"
  • "...служить хозяину, как добросовестный осел"
  • Много юридических реалий и терминов
  • У богов атрибуты людей (денежные штрафы, земные законы)
  • "Впрочем, что за польза жаловаться на жестокость судьбы, когда она не постыдилась сделать меня ровней и товарищем моего собственного коня..."
  • У Апулея практически все имена - "говорящие"
  • "...я и сам сведений не имею, так как стоял в стойле"
  • Подробное описание шествия в честь богини Изиды
  • Изменение характера Луция: в начале - юноша, не чуждый удовольствиям; в конце - ревностный служитель культа богини.
  • Огромное значение романа в мировой литературе. Многие новеллы брал Боккаччо, практически не изменяя.

Безумно понравилось! Всем читать!

Гомер "Одиссея"

Библиографическая справка: "Эксмо", Мск, 2008
Перевод: В. Жуковский

Текст состоит из 24 песен.

1. Боги решают, что Калипсо наконец должна отпустить Одиссея домой, что пришло время возвращаться.

2. Телемах требует, чтобы женихи покинули его дом. Объявляет это всенародно. Получает отказ со стороны женихов. Телемах отплывает в Пилос, чтобы узнать что-нибудь об отце. С ним плывет Афина, принявшая облик Ментеса. Пенелопа не знает об этом.

3. Телемах прибывает в Пилос. Там разговаривает с Нестором. После отправляется в Лакедемон к Менелаю. Отправляется с сыном Нестора Писистратом.

4. Пир у Менелая по случаю свадьбы его детей. Женихи узнала об отплытии Телемаха и решили убить его. Антиной поджидает его близ острова Астера.

5. Боги посылают Эрмия к Калипсо, чтобы он сказал ей, что Одиссея нужно отпустить. Одиссей сооружает плот и пускается в плавание. Посейдон узнает, что Одиссей отплыл, устраивает бурю. Одиссеи получает от Левкотеи хитон, которые не дает ему утонуть. Одиссей приплывает в Схерию.

6. Навсикая, дочь царя Алкиноя, находит спящего Одиссея, дает ему одежду, приглашает в дом.

7. Одиссей молит царицу Арету о помощи. Пирует вместе с царем и царицей.

8. Алкиной призывает всех помочь Одиссею. Игры. Во время пира Демодок поет о Троянской войне. Одиссей плачет. Царь замечает слезы и просит Одиссея рассказать его историю.

9. Рассказ Одиссея. Одиссеи отплывает от берегов Трои, разрушает город киконов, приплывает в местность, где обитают циклопы. Заходят в пещеру к Циклопу Полифему. Полифем съедает шесть спутников Одиссея. Одиссей прокалывает Полифему глаз. Обманывает Полифема, назвавшись именем "Никто". Полифем призывает своего отца, Посейдона, отомстить Одиссею.

10. Одиссей прибывает в Эолию. Эол дает ему мешок с ветрами, но спутники Одиссея по глупости их выпускают, Одиссей возвращается обратно. Неудачная остановка у лестригонов. Прибытие на остров Цирцеи. Она превращает спутников Одиссея в свиней. Эрмий рассказывает Одиссею, как избежать колдовства Цирцеи. Одиссей задерживается у волшебницы на год. Через год отплывает в Аид, поговорить с Тиресием. Глупая смерть Ельпенора.

11. Одиссей беседует с душами троянских героев, с матерью, с Ельпенором, с Тиресием, с женами героев.

12. Возвращение на остров Цирцеи. Хоронят Ельпенора. Цирцея рассказывает, с чем Одиссею предстоит столкнуться на пути. Отплывает от острова Цирцеи. Остров сирен, Скилла и Харибда, съеденные быки на острове Гелиоса. Зевс крушит корабль Одиссея. Одиссей выброшен на остров Калипсо.

13. Алкиной и Арета дарят много подарков Одиссею. Одиссей достигает Итаки. Посейдон превращает корабль феакийцев в утес. Одиссей не узнает Итаку. Его встречает Афина, дает ему наставления. Превращает его в старика, чтобы его никто не узнал. Сама отправляется к Телемаху.

14. Одиссей идет к свинопасу Евмею. Вымышленная история Одиссея.

15. Телемах, щедро одаренный Еленой и Менелаем, собирается обратно в Итаку. История Евмея.

16. Телемах приходит к Евмею. Посылает его рассказать о своем возвращении Пенелопе. Когда Евмей уходит, Одиссей открывается Телемаху.

17. Феоклимен предсказывает Пенелопе возвращение Одиссея. Одиссей просит милостыню у женихов. Антиной ругается на него и кидается в него скамейкой.

18. Одиссей дерется с Иром. Побеждает его. Женихи приносят Пенелопе подарки.

19. Одиссей и Телемах выносят оружие из залы. Разговор Одиссея-старца и Пенелопы. Вымышленная история Одиссея. Служанка Евриклея узнает Одиссея по рубцу на ноге его. Пенелопа решает, что выйдет замуж за того, кто совладает с Одиссеевым луком.

20. Феоклимен предсказывает женихам скорую гибель. Знамение удерживает женихов от реализации плана умерщвления Телемаха.

21. Пенелопа приносит лук Одиссея. Ни у кого из женихов не получается его согнуть. Антиной предлагает перенести соревнование на следующий день. Одиссей натягивает лук и попадает в цель.

22. Одиссей убивает из лука Антиноя, говорит женихам, кто он, и отвергает мирное предложение Евримаха. Все женихи, кроме певца Фемия и глашатая Медонта, убиты. Трупы выносятся из столовой. Очищение с помощью серы помещения. Казнь Меланфия и рабынь.

23. Евриклея говорит Пенелопе, что вернулся Одиссей, но та не верит. Пенелопа устраивает испытание Одиссею (кровать). Узнает Одиссея. Обманывают жителей города, празднично одевают слуг, делают вид, что играют свадьбу. Одиссей идет к Лаэрту.

24. Души женихов разговаривают с душами троянских героев. Город узнает о гибели женихов, мятеж в городе, но Одиссей остается победителем. При содействии Афины заключается мир.

Что понравилось/удивило/огорчило/рассмешило:
  • Начало "Илиады" похоже на начало "Одиссеи". "Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына" и "Муза, скажи мне о том многоопытном муже".
  • Перевоплощения богов.
  • Боги опять лезут в дела людей.
  • Почему боги не могут явиться в истинном обличии? Они бестелесны?
  • Сначала кормят, а потом спрашивают: "А вы кто вообще?" ))))
  • Постоянные эпитеты, связанные с животным миром.
  • Про сходство Телемаха и Одиссея: "такие же руки, такие же ноги...". Разве руки-ноги не у всех людей одинаковые? о__0
  • Историю взятия Трои рассказывает Елена и Менелай.
  • Гомер поддерживает ту версию мифа, по которой Елена все же была в Трое.
  • Менелай, похоже, простил Елену:))
  • Аякс дерзил богам => погиб (утонул).
  • Одиссей говорит Калипсо, что Пенелопа не сравнится с ней. Фррр!!!
  • Менелай рассказывает историю убийства Агамемнона по-другому. Клитемнестра там не принимает участия.
  • Навсикая не спросила у Одиссея, кто он. Неужели даже не интересно?!
  • Афина боится Посейдона.
  • Нет названий песен, в отличие от "Илиады".
  • Знать на лавках сидит по чину. Жуковский привносит древнерусские реалии в гомеровский эпос.
  • Каждому дается слова. Никто никого не перебивает, даже если идет перепалка.
  • Феакийцы хвалятся перед Одиссеем, чтобы он потом всем про них поведал:)
  • Дать гостю подарки, чтобы он весел был за трапезой ^___^ Почему сейчас нет такого обычая?:)
  • Феакийцы очень гостеприимны.
  • Лотос лотофагов - первый наркотик? О_0
  • Циклопы - первобытная стадия развития общества.
  • Рыбу едят только в случае голода. Не деликатес.
  • Коров тоже приносят в жертву девственницами.
  • У Гомера Афродита - жена Гефеста.
  • Союз с богом не бывает бесплоден.
  • Все очень сильно переплетено. Все герои так или иначе связаны между собой, многие - родственники друг другу.
  • Какая глупая смерть Ельпенора. Даже обидно :(
  • Много народу пострадало за/из-за Одиссея. Как и за/из-за Елены.
  • Меркантильный Одиссей пересчитывает подарки от феакийцев.
  • "Излишний сон вреден...". Ага, скажите это студенту:)
  • Аргус - собака Одиссея - невероятно долго жил. Одиссея не было 20 лет, а до этого Одиссей успел ее уже воспитать и научить охотиться.
  • Много повторений. Один и тот же эпизод пересказывается несколько раз.
В целом, безумно понравилось. "Илиаду" мучила два месяца, а "Одиссею" просто проглотила за пять дней. Всем читать!:)